Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Дарья Дзядович (рассказ, 2017 г.)

"Приведем свою планету в порядок".

Антон вошёл в кабинет мрачный, скинул куртку и плюхнулся на жёсткий тёмный стул. На диване примостился парень - читал инструкцию; когда Антон распахнул дверь, тот вздрогнул и чуть не выронил многочисленные листы. Гур, сидевший за столом, спокойно, но укоризненно посмотрел на
ворвавшегося и вздохнул:
- Ты мне стажёра спугнёшь.
Ответа не было. «Приведи планету в порядок», - крутился в голове лозунг с недавней экологической акции в столице. «Как же, приведёшь её, когда все вокруг только гадить готовы», - мрачно подумал Антон.
- Докладывай, офицер, - вздохнул Гур.
- Абсолютное загрязнение воздуха и воды. Два землетрясения в день – и это только в горах. Наводнения в пустынях. Сели в заповедниках, три схода лавины в Килиманджаро, 2000 га выгоревших лесов…
- Понятно, - кивнул старший. – А как работает служба предотвращения?
- Мы не успеваем! Это всё просто невозможно предотвращать, понимаете? Землю ворошат, как кабаны муравейник. Истерзали! Некоторые все еще беспокоятся, объединяются в какие-то организации, лозунги пишут, плакаты рисуют… - он медленно втянул воздух и на время замолчал. Как же хорошо дышать здесь, на другой планете! – Даже делают что-то: мусор сортируют, бумагу в который раз перерабатывают. Но ведь все равно это уже непомогает. Никакие благие намерения от землетрясений и чёрного воздухауже не спасают. Довели! – почти жалобно воскликнул Антон. – Это же надо – за каких-то сто лет превратить такую прекрасную планету в помойку! Ты представляешь, они уже воздух продают!
- Как это?
- Вот так: в больших красных баллонах… Да у них дети мечтают жить под землей, потому что там установки есть, там дышать можно! Хотя и эта благодать лет на пятьдесят, не больше.
- А растения? Они же кислород вырабатывают?
- Какие растения? Осталось около сотни, и те засунули в капсулы и берегут как зеницу ока. А всего-то надо было… - он беспомощно ухмыльнулся сам себе.
Гур только кивал, мол, согласен я, друг, тут уж ничего не поделаешь.
- Но началось-то все с мелочей, - Антон будто заискрился, - тот жвачку плюнул под ноги, этот костёр развёл и не потушил, там предприятие отходы в реку слило, рыбу потравило. А потом закрутилось! Я знаю, я читал, а теперь увидел. Теперь лишь глобальная чистка может помочь, но как это
оставшимся объяснишь?
- Они всё ещё не верят в силы службы предотвращения? – старший разочарованно покачал головой. – Оказывается, давно я на Земле не был.
- Не верят. И вряд ли когда-то поверят. Даже подумать не хотят, что с таким количеством мусора, которые они выбрасывают, вся планета задохнулась бы гораздо раньше, лет сто назад. В двадцать первом веке, если помнишь, ситуацию ещё более-менее контролировали, а сейчас мы уже тут за голову хватаемся, на Землю глядя. Ты посмотри хотя бы процент лёгочных болезней - с каждым годом повышается!
Гур слушал внимательно и невозмутимо: он вообще редко менялся в лице. Стажёр с интересом смотрел на Антона: старший сказал, что этот молодой человек будет его наставником. Этому парню предстоит ещё много раз пройти по чёрной, грязной и догнивающей Земле. Спасая и возрождая ее.
- Прибыли, стажёр Ян, - сухо известил Антон.
Они пересекли вертолётную площадку, прошли через турникет и сейчас надевали полученную спецодежду. Антон натягивал, а его ученик хмуро оглядывался по сторонам: оценивал обстановку. Возле стен были натыканы бурые железные шкафчики с обмундированием. На стене висел огромный плакат с правилами безопасности и требованиями к сотрудникам Службы
Предотвращения. На грязно-белом ламинированном листе было напечатано не меньше ста
правил, которые будущие работники Службы Предотвращения при поступлении на работу должны были рассказать наизусть, причём в любом состоянии и в любое время. Антон заставил парня ещё раз проговорить самые главные пункты и отворил чугунный люк в коридор. Тёмный, с низкими потолками и таким запахом чего-то жжёного и тошнотно-сладкого, который, казалось, был виден.
Чем дальше они шли, тем сильнее была вонь, поэтому у выхода оба наглухо застегнули комбинезоны. Антон привычно выдохнул, а Ян захотел перекреститься. Скрежет. Толчок. Теперь ему вообще ничего не хотелось : оноторопело смотрел на серый тяжёлый смог и не мог заставить себя отодрать от бетона ногу в резиновом сапоге. Толчок в спину – прямо в грязное плотное
пространство. Снаружи носится серый ветер. Как это ветер может быть видимым? Как же…
- Пятый пункт! –гаркнул Антон, сверкая глазами из-под закалённого стекла защитных очков.
- При открытой двери выходить на поверхность в течение двух-трёх секунд, - глухо отрапортовал стажёр.
- Ещё раз так застынешь - будешь всю инструкцию переводить на латынь, - пригрозил офицер.
«Ничего, впервые со всеми такое. Земля пугает».
По чёрным остаткам асфальта они прошли до забора с наполовину оборванной колючей проволокой. В смоге очерчивались силуэты многоэтажных домов, каких-то серо-желтых. Ян провёл пальцем в толстой перчатке по стене: на тёмно-сером бетоне осталась светлая полоска. На
перчатке осталось что-то липкое. Дальше шли по городу. По улицам плелись горожане, окна в домах были зашторены, тёмная пыль танцевала в фонарных лучах. То ли день, то ли ночь. Слабо мерцали вывески на магазинах. Безликие люди ходили в противогазах.
- С тропы без меня не сворачивать, - инструктировал Антон, - можно увязнуть в местной грязи…
Ян про это слышал.
- В случае опасности – вон красные будки, видишь? Набираешь 09. Сейчас мы дойдём до пустыря, я тебе показываю основной маршрут. При сильном смоге идешь по навигатору. Понял?
Ян кивнул. Ему казалось, что даже через маску скафандра он так наглотался этого отравленного воздуха, что жить ему осталось от силы час.
Антон оглядывался: нет ли тел на дороге? Иначе опять придётся вызывать медиков. В последний год трупы на улицах попадались особенно часто: многие выползали без противогазов, помня, видимо, прошлый век. Это были старики.
Антон отогнал образ дочери, которая могла бы тоже дышать только под землей, живи он здесь. И задыхаться. А сколько ещё таких несчастных детей по всей планете – он не думал, он от таких мыслей зверел.
- Здесь контрольная точка. Если вдруг потеряешься, больше всего вероятности, что выйдешь сюда, здесь можно сигнал о помощи послать.
Ян кивнул. В который раз за день. Сжал губы, пытаясь отогнать мокрую пелену от глаз и отчаянно стараясь не заплакать.
У офицера что-то трепыхнулось в груди при виде ссутулившегося стажёра. Он подошёл к нему и слегка толкнул в плечо, чтобы тот обернулся.
- Пойдём, фокус покажу.
Они прошли чуть дальше и взобрались на маленький серый холмик, который крошился у них под ногами.
- Смотри, - Антон указал куда-то в серую пелену.
Ян щурился, наоборот раскрывал глаза, но кроме пыли и смога не видел ничего.
- А ты смотри, - настаивал Антон.
Он смотрел. Упрямо. Глаза уже слезились от напряжения. И бесконечную серость пронзило что-то светлое… Стажёр сначала не понял, помотал головой, а потом до него дошло: лучик. Солнечный лучик! Он восторженно посмотрел на старшего.
- Да, - кивнул офицер, - солнце тут ещё иногда появляется ...

СКАЧАТЬ (файл PDF)

"Все права защищены"